December 18th, 2012

Закрытый сектор: Сделка века - п. 1 ч. 5


2882f3a811c8a19f8c81fe81406e48f2
Гвишиани Д.М.:

Заручившись если не поддержкой, то хотя бы молчаливым согласием своих правительств, в Москву все чаще стали приезжать западные бизнесмены - так сказать, «на разведку» возможностей для налаживания деловых контактов. Иногда они выдвигали интересные предложения, приводившие к заключению тех или иных торговых сделок, раскрывавшие широкие потенциальные возможности сотрудничества.
Среди западных визитеров встречались руководители американских фирм и корпораций, но инициатива на первых порах принадлежала промышленным фирмам европейских стран.

Одной из первых западных стран, которая в период продолжающейся «холодной войны» вступила на путь контактов и сотрудничества с Советским Союзом, была Франция. В 1961 г. в Москве состоялась Французская национальная выставка. Интерес к ней был поистине огромен. В парке Сокольники, где располагались павильоны общей информации, сельского хозяйства, науки и культуры, тканей, художественных ремесел, предметов потребления, а на открытых площадках демонстрировалась строительная техника, автомобильный и железнодорожный транспорт, побывали миллионы человек, наглядно убедившихся в огромных неиспользованных возможностях торгово-экономического и научно-технического сотрудничества двух стран.

В течение 60-х гг. многие крупные французские фирмы установили стабильные контакты с многочисленными внешнеэкономическими объединениями Министерства внешней торговли, ГКНТ, советскими промышленными министерствами. В 1964 г. состоялся ряд государственных взаимных визитов, начались систематические обмены официальными делегациями не только на правительственном, но и на парламентском уровне. ГКНТ активно участвовал в этой работе.

Collapse )




Закрытый сектор: Сделка века - п. 2 ч. 5


начало


1
Giovanni Agnelli

Взгляд из «римского угла»

Затем судьба меня соединила с «ФИАТом» и ВАЗом уже через 25 лет. Я оставил Италию в 1965 году как переводчик, а в 1990-м приехал сюда как посол. Но тогда история была труднее. Начали мы с «ФИАТом» во время перестройки хороший проект.

Помню, возили меня в Турин на заводы, где показывали машину, которую мы должны были делать вместе с «ФИАТом». Машина еще вся закрытая, секретная. Из пластика или пластилина.
Шла речь и о том, чтобы «ФИАТ» мог приобрести акции ВАЗа. Я помню, что вел переговоры на эти темы и с Джованни Аньелли, и с Чезаре Ромити, и с Кантареллой, и с Руджеро.
Дело подходило к хорошему завершению. В июле 1991 года я благословил на поездку в Москву «министра иностранных дел» «ФИАТа» Руджеро. Каждая крупная компания имеет своего «министра иностранных дел». Это была крупная фигура, бывший министр внешней торговли Италии.
Но из этого мало что получилось. Потому что в нашей стране события пошли абсолютно хаотично, а в декабре 1991 года я перестал служить послом Советского Союза. Правда, вызвали меня в Москву и вернули в Рим послом России. В общем, начал я работу в Италии под красным флагом, а закончил под российским триколором.
Из памяти стерлись технические подробности, но одно скажу откровенно: «ФИАТ» был заинтересован не просто продавать нам оборудование, а совместно работать и производить автомобили. Смотрите, насколько «ФИАТ» тогда обогнал время…

Последнее дело Валлетты

Collapse )