zlobnig (zlobnig) wrote,
zlobnig
zlobnig

Category:

Заговор Коржакова: План - ч. 5





Ночной разговор с премьером я привожу почти дословно. Буквой "К" обозначен Коржаков, а буквой "Ч" – Виктор Степанович Черномырдин. Из нашей затянувшейся беседы я убрал только сугубо личные моменты, а также персональные оценки премьером действующих политиков и бизнесменов. Остальное воспроизведено так, как было сказано, порой даже со стилистическими шероховатостями, присущими разговорному языку.

К. …В Краснодаре очень тепло принимали, плакатов было много, флагов… А в Буденновске еще лучше принимали.

Ч. Я обедал, включил телевизор, показывали больницу в Буденновске. Ну, больницу сделали неплохо.

К. А НТВ опять покажет дерьмо. Уже сомневаться не приходится, что это была крупнейшая ошибка – привлечь Малашенко.

Ч. А кто же его привлек?

К. Сатаров и Илюшин. Привели к шефу, сказали – замечательный человек. А идею подал Гусинский, когда у шефа был обед с банкирами. Он сказал: «Мы за вас, Борис Николаевич, я даже готов отдать своего Малашенко, который все вам сделает».

Ч. Вот так даже? Я не знал этого.

К. Я считаю, что шеф должен понимать – просто так банкиры деньги не дают. Если Гусинский проплачивает «Яблоко» … Явлинский недавно встречался с Куэйлом, бывшим американским вице‑президентом, при Буше он был. Так Гриша категорично в беседе заявил, что уверен в победе.

Ч. Явлинский? Если он уверен, тогда ему и цена такая. А мне сказали, не знаю, правда, насколько эта информация достоверна, будто Лебедь, Явлинский и Федоров договорились пойти на контакт с президентом и пообещать ему снять свои кандидатуры на каких‑то условиях.

К. Из них троих можно было бы только говорить с Федоровьм.

Ч. Я хочу с ним поговорить.

К. Я с ним встречался. И с Лебедем, и с Явлинским, и с Зоркальцевым… У меня с Федоровым очень хорошие отношения. Он считает, что был бы всегда сторонником президента, если бы не Филатов. Он Филатова ненавидит за все, что тот натворил. С Лебедем труднее. Я с ним часа четыре разговаривал. Основная идея была: ты помоги президенту, подставь свое плечо. Предлагал ему командующим ВДВ стать. Говорю: «Вот твой предел, зачем тебе политика? Мы с тобой одного возраста, одного воспитания, в одно время даже генералов получили. Экономики не знаешь. Куда тебе в президенты?» По‑простому объяснил. Но он уперся: «Я себе цену знаю». Напели ему.

Ч. Конечно.

К. Кончилось тем, что он мне решил угрожать. Говорит: «Я вижу, что вы очень крутой. Пуля любого крутого свалит». Я говорю: Давно это знаю. Когда у меня стали ноги слабеть, я начал заниматься стрельбой, дошел до мастера спорта. Я угроз не боюсь. А Лебедь мне опять свое: «Побеждает тот, кто выстрелит первым». – «Побеждает тот, кто первым попадет», – отвечаю. Посмеялись, но разошлись мирно. Он очень боялся этой встречи. Просто на квартире посидели, водки он немножко выпил, я тоже много не стал.

Ч. Бесполезно.

К. Пусть Лебедь берет голоса, он все равно у Зюганова отбирает.

Ч. У Зюганова.

К. Ничего страшного. Федоров наши голоса отбирает. И Явлинский наши голоса отбирает.

Ч. И тот и другой.

К. А Явлинский так Куэйлу о шефе сказал: «Зюганов для меня противник, а Ельцин – родственник. Но вы поймите, что иногда родственник бывает хуже любого врага». Куэйл ответил: «Я понимаю».

Ч. Я не хочу тебя особенно перегружать сегодняшним разговором, но за эти дни я кое в чем разобрался. Как ты оцениваешь кампанию на этом этапе?

К. Пока я вижу две опасности: Сатаров, Илюшин, Малашенко, Чубайс хотят столкнуть Ельцина с Зюгановым. Пока они будут друг с другом препираться, в это время Явлинский наберет больше всех голосов. А другая опасность – они так ухандокают шефа, что он заболеет и ляжет в больницу. И с Малашенко вляпались. Если теперь его выгонять…

Ч. Нет, сейчас нельзя.

К. Будет большой шум. Они опять начнут издеваться над шефом. НТВ пока не президентское.

Ч. Но уже все равно не то, что было раньше.

К. Не то, но не из‑за того, что полюбили президента – боятся Зюганова.

Ч. Любви здесь никогда не было, любовь вся кончится сразу после выборов.

К. Так что моя оценка неудовлетворительная. Вляпались вместе с Таней на сто процентов.

Ч. Почему?

К. Потому что она абсолютно не компетентный человек. Пришла в штаб, ей показалось со стороны, что она во всем разобралась. А она ни в чем не разобралась, только внесла смуту. Оттуда пошли все малашенки…

Ч. Это после нее?

К. Конечно, она была им очарована, но любовь быстро закончилась. Пришла ко мне и стала разбираться, кто Малашенко привел. Говорит: «Это вы его первым предложили». – «Ты что, девочка?!» – «Тогда Олег Николаевич?» – «Нет, Олег Николаевич не предлагал, он Сагалаева предлагал». – «Тогда Виктор Васильевич». – «Вот это другое дело». – «А с чьей подачи?»

Там эта святая троица днюет и ночует.

Ч. Это кто?

К. Сатаров, Батурин, Лившиц. Они с НТВ дружат. Об этом даже Костиков в книге своей написал. Вот они – «лучшие люди президента».

Ч. Ты мне сказал, меня это взволновало. Но я не думаю, что Чубайс с ними заодно, его могут как‑то использовать, сознательно он не может идти на такие подлости.

К. Он является заместителем Гайдара по «Выбору России». Гайдар поливает президента, а Чубайс сидит рядом.

Ч. Он его не поддерживает в этом.

К. Так выступи тогда. Если ты сидишь рядом и молчишь, значит, ты поддерживаешь.

Ч. Это правильно.

К. Это же все видят. Другое дело, что он в правительстве, ему неудобно было. Кем бы был Чубайс, если бы не Ельцин!?

Ч. Если бы не Ельцин, все бы были…

К. Но они все вышли откуда? Из лаборатории. Черномырдин прошел все ступенечки – от и до, Ельцин прошел. А эти все – студенты, аспиранты.

Ч. Мы сейчас финансовую сторону кампании выборной налаживаем…. Мне разверстку принесли, и я их предупредил: все будем проверять, смотреть документы, анализировать, суммы колоссальные идут. Это такая ненадежная публика, лучше сразу этих подлецов отшить.

К. Конечно. Как на вашей кампании «Наш дом – Россия» наживались? Мне же рассказывали. У меня случайно один человек сидел в клубе «Олби», где они все тусовались. Он рассказывал: «Я попал просто в клоаку. Они выпили, и разговоры пошли только о том, как „бабки“ делить, как собирать, как кому отдавать. О выборах даже не вспомнили».

Ч. Подонки. Сейчас даже Смоленский заволновался… Не знает, куда деньги уходят. Я хочу с Михаилом Ивановичем переговорить.

К. Там ребята сидят цепкие. Чубайс определяет, какую программу и кто из них экспортирует. В зависимости от этого выделяют деньги.

Ч. Там цена четыре миллиона, пять, семь, пятнадцать…

К. Да.

Ч. Большие суммы. На 200 миллионов много можно сделать, это же в твердой валюте.

К. Много украсть можно.

Ч. Все равно украдут, другое дело – сколько. И какова эффективность всех этих дел? Что мы от этого получим? Украдут все равно…

К. У Рогозина в штабе заместитель – профессиональный прокурор. Он ко мне приходит и даже краснеет от того, что там творится. Переживает, что крадут. Говорит, что Чубайс упирается, мешает им финансы контролировать.

Ч. Все равно украдут, но не так, чтобы потом смеялись над нами.

К. В штабе Сосковца все можно было держать под контролем. Но пришел Чубайс со своими проектами и все поломал. Илюшин с ходу, не разобравшись, занял его позицию. Я считаю, что ошибка была с самого начала сделана: нельзя бывших ставить. Пусть он консультирует, пусть он инспектирует, но не так, что на нем все сходится. А обида у Чубайса на шефа все равно осталась.

Ч. Анатолия Борисовича ввели в штаб, и у него еще обида?! Кто ввел в штаб Анатолия Борисовича?

К. Нам уже готовые бумаги прислали. Переворот сделали Илюшин вместе с Сатаровым. Сатаров ему так сказал: «Витя, ты командуй, мы тебе все напишем». Витя звонил Сосковцу, просил помочь. Сосковец помогал. А потом перелопатили весь штаб, усилили его Танечкой. Она не понимала, что вечерние штабы ради нее делались. Они нам не нужны были. У всех роли были четко распределены. Мне поручили Лебедя, Федорова, Явлинского. Каждый имел свой участок. Так же как Николай Егоров вызывал губернаторов, драл на месте. Он вызывал к себе министров. Илюшину нужно было собирать штаб, «указивки» раздавать. Машинистки бегают, крутятся, работа кипит…

Ч. Но сейчас надо, чтобы раздраев не было.

К. Но не буду же я указания Чубайса выполнять?! Я знаю, что под ним гусинский сидит и заправляет всем этим. Всем хвастает, как помирился с Коржаковым. Я с ним до сих пор не встречался. Кого он только мне не подсылал. Он уже растрезвонил, что мы с ним помирились. Да мы с ним и не ругались, чего с ним мириться. Просто после того, как он сказал Барсукову: «Если этот президент не будет выполнять того, что мы ему скажем, то поменяем президента», – никаких переговоров вообще быть не может.

Ч. Хамло.

К. Хамло, конечно.

Ч. Но сейчас нельзя драться.

К. А я с ним и не дерусь. Гусинский – Сатаров – это связка полная. Зам. Гусинского устраивает им постоянные встречи. Сатаров просто подмял под себя Илюшина. У Виктора своих идей нет. Проработал на комсомольской и на партийной работе. Мне его иногда жалко. А Сатаров его идеями просто задушил. Но все равно работаем, каждый за свой участок отвечает. И будем работать, никуда не денемся. Хотя я за то, чтобы выборы отменить.

Ч. …

К. Потому что думаю, Ельцин победит с небольшим перевесом, наберет 5152 процента голосов. Тут оппозиция начнет орать: «Это подтасовка!» Еще начнут все громить…

Ч. Да ну.

К. Запросто. Этот сценарий мы прошли уже в октябре. Если же Ельцин проигрывает, то этого тем более допустить нельзя. Инициатива о переносе выборов должна исходить от коммунистов. Я им сказал: «Смотрите, ребята, не шутите, мы власть не отдадим».

Ч. …

К. Но Зоркальцев меня убеждает, что коммунисты теперь хорошие. Почему тогда у них Руцкой, Умалатова, Анпилов…

Ч. А как с Зоркальцевым?

К. С Зоркальцевым мы договорились, что будем еще встречаться. Он сам пришел ко мне организовать встречу Зюганова с шефом. Шеф пока не отказался. И было бы неплохо это устроить 22 апреля, поздравить Зюганова в день рождения Ленина. Но коммунисты должны с чем‑то прийти.

Ч. Зоркальцев сам приходил с такой идеей организовать встречу?

К. Да.

Ч. Мы вчера как раз обсуждали, что такие попытки Борису Николаевичу самому инициировать нельзя. Он может пригласить допустим, руководителей фракций.

К. Он встречается с ним, как с руководителем фракции. Только так.

Ч. А Зоркальцев приходил, чтобы организовать встречу?

К. Да.

Ч. Тогда надо делать.

К. Я ему прямо сказал: «Вы думаете, мы вам власть отдадим? Вы поняли, что у нас намерения серьезные, когда Думу захватили в воскресенье, 17‑го числа. Так что не отдадим. Давайте по‑хорошему договариваться. Может, портфели поделим какие‑то».

Ч. У коммунистов самая лучшая позиция – быть в оппозиции.

К. Если бы они от этих дураков крайних отмежевались, то пожалуйста, берите портфели в правительстве, какие нужны, и работайте. В Италии компартия самая большая, но там никаких революций нет, спокойно все существуют. Во Франции тоже никаких проблем. А почему мы не можем так же?

Ч. Для меня никакой разницы нет, красный министр или еще какой‑нибудь. Все равно будет делать то, что мне надо… Да‑а… Самый лучший вариант в нашей ситуации – это отменить выборы.

К. Инициатива должна идти от коммунистов.

Ч. Как это сделать? У меня есть информация, что Служба безопасности не все докладывает президенту.

К. Я все докладываю. Другое дело, что он не хочет слушать. На г… поставили, поэтому г… и несу. Поставили бы меня пироги делить, я бы делил пироги.

Ч. Точно.

К. Я поставил коммунистам жесткое условие: если готовы обсуждать идею по отмене выборов, то давайте конкретные предложения. 70 лет рулили, теперь дайте нам 70 лет порулить. Вот если мы за этот срок не вырулим, тогда обратно власть отдадим.

Ч. Обратно нет.

К. Да это я условно говорю. Но Зоркальцев, чувствуется, испуган, хочет мирного исхода.

Ч. Значит, это серьезно у них.

К. Они дрогнули. Шеф сказал, что от идеи запрета компартии еще не отказался.

Ч. Правильно, надо запрещать и думать выше. Конечно, нам выборы не нужны.

К. Будоражить людей, отрывать от работы.

Ч. Все равно готовиться надо.

К. Самое главное, что шеф сам будет против этой идеи. Но его можно уломать…

Ч. Конечно, все согласятся.

К. Коммунисты сейчас уже не те, на «Ауди» катаются, в Снегирях живут. Это те, кому от власти что‑то досталось. А вот те, кому ничего…

Ч. Те и орут.

К. А через два года у каждого будет свое дело.

Ч. Только выборы не отменять, а переносить.

К. Только перенос… Какая отмена, у нас демократия!

К. Да, по просьбе парламента. Президент демократично дал выбрать парламент.

Ч. Тогда давай давить. Тогда я сейчас это буду Борису Николаевичу говорить…

К. Вы узнали про Родионова?

Ч. Да, узнал.

К. Вы просто вызовите его и побеседуйте с ним. Нормальный мужик.

Ч. Я все узнал.

К. К нему отношение очень положительное в армии.

Ч. Да, очень. Он сегодня по всем делам под номером один. Ты с ним говорил?

К. Неоднократно встречался. Когда в 91‑м году Борис Николаевич стал президентом и мы начали Службу безопасности организовывать, от нас тогда все отвернулись. Поехал от меня человек к Родионову – он был начальником Академии. Спрашивает: «Можете помочь?» Он: «Нет вопросов». Не побоялся помочь. Понимал, кто такой Ельцин, еще до ГКЧП понимал. Замена Грачева на Родионова спокойно принесет Ельцину 90 процентов голосов в армии. Я был членом избирательной комиссии, знаю, как это делается.

Ч. Грачев ничего не сделает.

К. Не хочет делать.

Ч. Я вообще‑то Борису Николаевичу рассказал об одном эпизоде, а он обижается. Зюганов попросил в Московском округе встретиться с солдатами, командующий там симпатичный парень. Грачев ему ответил: «А что, допусти». Мне сказали, я не поверил.

К. А я это знал.

Ч. А я знаком с этим командующим, позвонил ему. Он объяснил: «Грачев разрешил допустить, но только не в основную часть». Я тут же разыскал Грачева.

К. Когда он был на Украине, продавал 50 кораблей, шеф его четыре часа искал.

Ч. Я его нашел и спрашиваю: «Да ты что разрешаешь?» А он: «Виктор Степанович, ты меня не гони». – «Да я не гоню, но нельзя дальше».

К. Уже скоро будет бесполезно снимать. У меня есть подробный отчет о том, как Грачев наладил контакты с прессой. Я шефу его дал. Но он, как обычно, отреагировал: «Опять г…». Значит, что делал Павел Сергеевич. Генерал‑посыльный ездил по главным редакторам газет и награждал кого пистолетом, кого кортиком, кого биноклем… Весь подарочный фонд раздал, и Голембиовский не знал, как выкрутиться – ему ружье подарили. Он: «Зачем мне ружье, я не охотник». Грачев редакторам рассказывал: «Меня в чеченскую войну втянули, я выполнял приказ». Но мы же знаем, как это было. Если бы он не нарисовал на карте, как максимум за десять дней все решит… Шеф пришел, счастлив был.

Меня Познер в интервью спросил: «Как вы оцениваете положительные и отрицательные качества министра обороны?» Я ответил: «Павел Сергеевич должен был 1 января 95‑го года, в свой день рождения, пустить себе пулю в лоб или подать в отставку за то, что он сделал нашего президента заложником чеченской войны». Ведь эту фразу вырезали.

Ч. Да, как он нам по карте все показывал…

К. Это в начале декабря было, когда Калмыков поехал Дудаева предупредить, что будет война. Самое главное, у меня до этого были телефонные разговоры с Масхадовым. Он мне звонил, считался тогда помощником Дудаева. Рассказывал, как Дудаев за 94‑й год восемь раз звонил в Администрацию президента. Ему не обязательно было с самим Борисом Николаевичем переговорить, просил, чтобы хоть кого‑нибудь на переговоры прислали, готовы были к диалогу. Из этих восьми раз он четырежды беседовал с Филатовым. Я попросил Масхадова: «Дайте фамилии, с кем вы разговаривали». Он мне диктует все фамилии и ответы этих людей. Я прихожу к шефу: «Борис Николаевич, вам докладывали о таких звонках когда‑нибудь?» – «Нет, мне не докладывали». Я говорю: «Может быть, не стоит пока начинать? Может, стоит еще поговорить. Кавказская война – такая поганая вещь. Мы всю жизнь с ними воевать будем. Они же сами предлагают диалог. Куда торопиться?» – «Нет, Павел Сергеевич сказал, что он все решит». Павел Сергеевич до сих пор решает. Вляпался. А Масхадов и тогда был самым разумным, он не хотел войны. А потом меня же обвинили в создании партии войны, настрополили шефа.

Савостьянов ко мне все время приходил и начинал про Чечню рассказывать. Я прерывал: «Слушай, я в этом вопросе не разбираюсь, ты мне рассказывай, что в Москве».

Летом, до войны, Филатов хотел привести ко мне Автурханова. Я секретарю сказал: «Запри приемную, чтобы он его не притащил. Не хочу, это не мой вопрос». И не принял ни Автурханова, ни Филатова тогда. Савостьянову поручили – пусть занимается.

Ч. Глупость была сделана.

К. Глупость страшная. Савостьянов с Филатовым наплели шефу, что Автурханов обладает влиянием, что почти все районы под его контролем. Просто обманули! И никто за это не отвечает, ни одна башка не слетела. Меня всегда возмущает, что шеф в таких ситуациях не делает выводов. За 93‑й год кого он снял?

Ч. А Родионова хорошо воспринимают.

К. Я про Родионова говорил Борису Николаевичу еще полгода назад, может, даже больше. Он мне тогда сказал: «Есть вопросы, надо подумать».

Ч. Он его знает.

К. Я сказал: «Этот человек против вас не пойдет. Может, он не поведет за вас, но и против не пойдет».

Ч. Конечно.

К. В одной части нас предупредили, что приедет Зюганов. А в других частях коммунисты выступают и без согласования с Грачевым. Я вам приведу маленький пример. Военный комиссар города Москвы выступал во время выборов в Думу, как кандидат в депутаты. Поливал президента по‑черному. Ему вопрос из зала задают: «Как же так? Вы находитесь на службе у Верховного главнокомандующего. Вы тогда погоны снимите, уйдите в отставку, а потом идите в депутаты». И он отвечает: «Я давал присягу не этому президенту, и мы скоро придем и разберемся» Я шефу подробный рапорт написал по этому поводу.

Ч. И сейчас этот комиссар работает?

К. Поскольку он генерал, его с должности сначала должна комиссия по воинским званиям снять. У нас же система такая. По идее, президент может снять любого и без комиссии. Но Паша‑то тянет резину. Это была очень длинная история. Вот сегодня комиссия этого комиссара сняла с должности.

Ч. Но он еще работает?

Ч. Числится на работе.

К. И Грачев об этом знает?

Ч. А как же! Его реакция была такой: «Ну, что, Санек, опять президенту сказал? Позвонил бы мне, я бы разобрался, снял бы». Я звонил раньше по аналогичным случаям, и он никого не снимал.

продолжение




так же по теме:



Заговор Коржакова - ч. 1
http://zlobnig.livejournal.com/365403.html

Заговор Коржакова: Оле Лукойе - ч. 2
http://zlobnig.livejournal.com/365903.html
Заговор Коржакова: Голосуй или проиграешь - ч. 3
http://zlobnig.livejournal.com/368468.html

Заговор Коржакова: Команда Чубайса - ч. 4
http://zlobnig.livejournal.com/370816.html





Tags: ельцин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments