?

Log in

No account? Create an account

zlobnig


zlobnig

For Whom the Bell Tolls


Previous Entry Share Next Entry
Открытый сектор: Тайные пружины советской власти - ч. 1
zlobnig

62cb63030b7773ec1e7a38d4c2c_prev

Сергей Борисович Чернышева - "После коммунизма":

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

ТЕПЕРЬ ОБ ЭТОМ МОЖНО РАССКАЗАТЬ

Из истории проекта "Открытого сектора" в советской экономике

Прилагаемый материал был подготовлен летом 1988 г., то есть почти два года назад, и, как тогда кое-кому показалось, опередил свое время. Однако уже сегодня это время, вне сомнения, наступает, причем наступает неожиданно быстро.

Этот краткий меморандум, представляющий собой тезисное изложение нашей тогдашней точки зрения на проблему конвертируемости рубля, предназначался для участников переговоров по проблеме создания так называемого "открытого сектора в советской экономике" с международной рабочей группой экспертов, сформированной по инициативе видного американского финансиста и экономиста Дж.Сороса.

из книги Джордж Сорос Советская система: к открытому обществу

305306

Имя Джорджа Сороса, финансиста и мультимиллионера, одного из лидеров американского бизнеса, приобрело большую известность и популярность в Советском Союзе за годы перестройки. Дж. Сорос представляет те круги американской элиты, которые с пониманием встретили идеи нового политического мышления и ориентированы на незамедлительную практическую поддержку политики перестройки в СССР как отвечающей интересам укрепления экономической и политической стабильности во всем мире.

Прежде всего Джордж Сорос известен у нас как организатор благотворительного "Фонда Сороса — Советский Союз", который вместе с Советским, фондом культуры и "Советским фондом мира образовал советско-американский фонд "Культурная инициатива" для оказания финансовой поддержки творческим инициативам советских граждан в области науки и культуры. Взнос Дж. Сороса в бюджет "Культурной инициативы" составляет ежегодно в среднем 2—3 млн долларов.


(см. так же Гуманус - ч. 22 - http://zlobnig.livejournal.com/435095.html)

Помимо своей деятельности в связи с фондом, Дж. Сорос на протяжении нескольких последних лет оказывал экспертную помощь руководству страны. Это, прежде всего, проект "открытого сектора" и программа "500 дней".

из книги Олега Платонова. История русского народа в XX веке. Том 2 (гл. 57-85):

"В 1990 году фонд (Культурная инициатива - авт.) финансировал пребывание в США группы разработчиков программы по разрушению советской экономики "500 дней" во главе с Г. Явлинским, а позднее и членов команды Гайдара (когда они еще не были в правительстве)."

(см. так же 500 дней - ч. 23 - http://zlobnig.livejournal.com/436323.html)

Д. Сорос "Советская система: к открытому обществу":

Джордж Сорос с большой заинтересованностью и пониманием относится к процессам перестройки и демократизации в странах Восточной Европы. Сегодня в большинстве этих стран работают благотворительные фонды, финансируемые Джорджем Соросом.

(Андрей Громыко - упорминается несколько раз - авт.)

"Кстати, в Москве к тому времени я уже тоже организовал фонд. Сам Громыко дал "добро", официально приняв меня в Кремле."

"Запрет был нарушен в течение недели, когда венгерское телевидение в соответствии с коммунистическим этикетом показало нашу встречу с Громыко в Кремле, снятую московским телевидением."


Справка

5483

Андрей Андреевич Громыко был министром иностранных дел СССР с 1957 по 1985. При этом всегда подчеркивал - дипломатом стал совершенно случайно. Сам Андрей Андреевич, подводя итоги, назвал четыре главных дела своей жизни : «работа по созданию ООН, выработка соглашений по ограничению ядерных вооружений, легализация границ в Европе и, наконец, признание США за СССР роли великой державы». Как сказал он однажды, у него было единственное правило: «что полезно для Советского Союза». Именно Громыко на мартовском 1985 г. Пленуме ЦК выступил с предложением избрать Горбачева генеральным секретарем ЦК КПСС.

Джордж Сорос:

"То количество времени, денег и сил, которые я вложил в преобразование коммунистических систем, возросло неизмеримо, когда я решил основать фонд в Советском Союзе. На эту мысль натолкнул меня телефонный звонок Горбачева Сахарову в Горький в декабре 1986 года, когда он попросил его "возобновить свою деятельность на благо Родины в Москве". (Сахаров сказал мне позднее, что телефонную линию установили специально для этого звонка предыдущей ночью.) Тот факт, что его не выслали за границу, говорил о том, что произошли значительные перемены."

Справка

5483

23 декабря А. Д. Сахаров и Е. Г. Боннэр вернулись в Москву после почти (без месяца) семилетней ссылки в Горьком. Об этом решении советского руководства официально стало известно во всем мире 19 декабря 1986: о нем объявил на пресс-конференции в Москве зам. министра иностранных дел В. Петровский. Самим Сахаровым было известно о решении 16 декабря, когда им позвонил «сам» Горбачев.

Известие о том, что Горбачев звонил Сахаровым, вызвало у некоторых комментаторов первоначальное, чисто практическое недоумение: как же он мог позвонить, если у них в Горьком нет и никогда не было телефона?! (Любопытно, что никого не удивил сам факт, что о решении было сообщено таким образом: когда речь идет о Советском Союзе, такие «хозяйские» жесты считаются естественными!) Но телефон появился накануне: в ночь с понедельника на вторник к Сахаровым в квартиру явились два техника в сопровождении офицера КГБ и мгновенно установили аппарат и включили телефонную связь, в течение семи лет бывшие для изгнанников недоступной роскошью. «Завтра вам предстоит очень важный телефонный разговор», — заявили они в качестве объяснения. И с этими словами ушли.

Политическое изгнание Сахарова продолжалось до 1986 года, когда в обществе начались перестроечные процессы. После телефонного разговора с М. Горбачевым Сахарову было разрешено вернуться в Москву и снова приступить к научной работе.
В феврале 1987 года Сахаров выступил на международном форуме «За безъядерный мир, за выживание человечества» с предложением рассматривать сокращение числа евроракет отдельно от проблем СОИ, о сокращении армии, о безопасности атомных электростанций.

таким образом можно отметить начало активной фазы операции по выдвижению Сахарова - авт.

Джордж Сорос:

Я надеялся, что Сахаров будет моим личным представителем в Совегском Союзе. Я поехал в Москву в начале марта 1987 года в качестве туриста. У меня было два рекомендательных письма от Алердинка, голландца, фонд которого занимается контактами восточных и западных средств массовой информации. Одно письмо было к высокопоставленному чиновнику в АПН (справка по АПН дана ниже по тексту - авт.), а другое к Михаилу Бруку, доверенному лицу Арманда Хаммера в Советском Союзе.

Справка


armand_hammer_01
Л.И. Брежнев - А. Хаммер

Арманд Хаммер

Был другом Людвига Мартенса, неофициального представителя СССР в Америке. В 1921 году отправился в РСФСР, чтобы вернуть долг за поставки лекарств во время Гражданской войны. После встречи с В. И. Лениным Арманд Хаммер вошёл в круг бизнесменов, приближенных к советским лидерам. Встречался со многими советскими лидерами, вплоть до Горбачёва.

Справка

Martens_Ludwig_signature-222x300

Мартенс Людвиг Карлович
Martens Ludwig Karlovich
(1874-1948)

Родился в семье крупного промышленника. В 1893 году окончил Курское реальное училище. Затем поступил в Петербургский технологический институт и во время учёбы присоединился к марксистскому кружку в котором познакомился с Юлием Мартовым и Владимиром Лениным. В 1895 г. вступил в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», но на следующий год был арестован и приговорен к трёхлетнему заключению. По отбытию срока выслан в Германию. Там вступил в Социал-демократическую партию Германии и в 1902 г. окончил Высшую техническую школу Шарлоттенбурга.

В 1906 г. уехал в Великобританию, а в 1916 г. — в США, где начал работать в инженерной фирме в Нью-Йорке. После Февральской революции, вместе с Троцким и другими социал-демократами на пароходе «Христианиафиорд» (норв. Christianiafjord), возвращается в Россию. В 1919 г. назначен официальным представителем Советской России в США. Тогда же организует «Общество технической помощи Советской России».

Приложение № 1

троцкий
И.В. Джугашвилли (Сталин) - В.И. Ульянов (Ленин) - Л.Д. Бронштейн (Троцкий)

Троцкий Лев Давидович

Тайна мировой революции


_______

27 октября 1921 года Народный комиссариат внешней торговли РСФСР и хаммеровская «Allied Drug and Chemical Corporation» подписали договор о поставке в Советскую Россию 1 миллиона бушелей американской пшеницы в обмен на пушнину, чёрную икру и экспроприированные большевиками драгоценности, хранившиеся в Гохране. Вскоре Хаммер стал считаться «официальным другом» СССР.

Покупал в конце 1920-х — начале 1930-х предметы старины, картины, скульптуры из Ленинградского Эрмитажа, таким образом собрав большую коллекцию предметов искусства. В частности, по бросовым ценам вывез из СССР и перепродал на Западе яйца Фаберже.

Продать Эрмитаж. Как уходили шедевры. ч.1


При участии Хаммера был построен Центр международной торговли в Москве, который также называется Хаммеровский центр.

Тайны века - Арманд Хаммер.Похождения афериста



М.И. Брук - Хаммер
 
Интервью с Михаилом Ильичом Бруком


БЫЛ ЛИ АРМАНД ХАММЕР
АГЕНТОМ КГБ?

  
В 1996 году в нью-йоркском издательстве "Random House" вышла книга "Арманд Хаммер, досье", в которой ее автор Э.Дж.Эпстайн рисует широкую, захватывающую панораму жизни великого бизнесмена. Наряду с повествованием о его многогранной деятельсности (закулисных интригах финансовых и политических воротил, больших деньгах и красивых женщинах), в этой книге также рассказывается об одном человеке, который сыграл определенную роль в биографии Арманда Хаммера. Этот человек живет в Юрмале, любит породистых собак, красивых женщин, свой сад, "Столичную" водку, имеет старенькую "Вольво", обожает прогуливаться по тропинке, ведущей в дюны, у подножья которых приютился его двухэтажный особнячок... Зовут этого человека Михаил Брук.
  Он известен, как бывший специальный корреспондент АПН, замечен в связях с сильными мира сего, начиная от Косыгина, Брежнева, Горбачева и кончая Джевахарларом Неру и Генри Киссинджером... Встречался он и с другими яркими личностями планеты. На протяжении ряда лет сотрудничал с доктором Армандом Хаммером, был его помощником и посредником между ним и советским правительством. "Скомпрометирован" он и на литературном поприще: вместе с двумя другими своими коллегами по АПН он перевел на русский язык одну из замечательных книжек Эрнеста Хемингуэя "Праздник, который всегда с тобой"... Лично знаком с последней женой Хемингуэя Мэри, до сих пор дружит с внучкой президента США Франклина Рузвельта Кейт.
  - Михаил Ильич, когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с Армандом Хаммером?
  - В 1948 году я поступил в институт иностранных языков, хотя первоначально сдавал экзамены на юрфак МГУ. В сочинении на тему "Отечественная война" я допустил непростительную описку: слово "отечественная" написал с двумя "т" и меня не приняли...Вдобавок к этому, много было демобилизованных ребят, только что вернувшихся с фронта и им, естественно, при поступлении делались определенные конкурсные послабления. И я стал студентом 1-го Московского государственного пединститута иностранных языков (МГПИИЯ).И там, на испанском факультете, я встретился с Аленой Роом (дочерью известного кинорежиссера Абрама Матвеевича Роома и народной артистки России Ольги Андреевны Жизневой). Вскоре мы поженились, но, как говорится, дело не в этом... Там же, на испанском факультете, я познакомился с Армандом Гаммером, родным племянником Арманда Хаммера, сыном Виктора Хаммера - младшего брата доктора Хаммера.Подружились и дружим до сих пор. И вот этот Армашка, как мы его называли, до сих пор живет в Москве. Ему уже 72 года, и тогда его фамилия произносилась, как Гаммер...
  А с самим доктором Армандом Хаммером я встретился впервые в 1964 году, в Москве, на международной конференции, на которую были приглашены главы крупнейших корпораций мира... Меня и Виктора Суходрева, который был переводчиком у Булганина, Маленкова, Хрущева, Брежнева, вызвали на этот форум и поручили делать синхронный перевод. И там же Армаша познакомил меня со своим дядей доктором Армандом Хаммером.Он на меня произвел большое впечатление своим выступлением и я сделал с ним интервью. Беседа была хорошо воспринята зарубежными СМИ и имела широкий резонанс... С тех пор мы долго не виделись с Хаммером, и только в 1972 году, когда я находился в США (в качестве замдиректора выставки "Творчество народов республик СССР", которая путешествовала по 6 американским городам - прим. автр.<), мне позвонил Виктор Хаммер и сказал, что Арманд Хаммер готовится к поездке в Москву, где собирается открыть выставку своей художественной коллекции. Я поблагодарил Виктора за любезное предложение, но отказался, поскольку надо было закончить дела с выставкой...Затем мне позвонил сам Хаммер и попросил о сотрудничестве в Москве, на период проведения в Эрмитаже и Пушкинском музее его экспозиции...
  Хаммер в гостинице "Интурист" устроил шикарный прием, на котором присутствовали большие шишки из Внешторга, правительства и, в их числе, министр культуры СССР Екатерина Фурцева. С приветственной речью выступил Хаммер и я переводил его. Говорил он в основном о своей коллекции, которую привез в Союз, и, конечно, о мире, подчеркивая при этом свою роль в налаживании дружеских отношений между США и СССР...
  После приема, когда он из гостиницы "Интурист" собирался идти в гостиницу "Националь", где он остановился, и где жил еще в 20-е годы, он предложил мне быть "его послом при советском правительстве"... Я ответил ему, что абсолютно ничего не понимаю во внешней торговле, что моя профессия журналистика, которая никак не связана с бизнесом. Однако Хаммер был упорен и объяснил мне, что ему важно мое умение работать с людьми, и главное, мои контакты в среде советского истеблишмента. Я поблагодарил его и отказался... Но буквально через два дня меня вызывает Иван Иванович Удальцов, (отец нынешнего посла России в Латвии Александра Ивановича Удальцова - прим.автр.), который в то время был председателем правления АПН, и говорит: "Михаил Ильич, что же вы не рассказываете мне о Хаммере?

Справка

АПН - Агентство печати «Новости»

АПН было создано в последние годы власти Хрущева — под вывеской, в отличие от ТАСС, "общественного агенства" — главным образом для пропаганды на заграницу. Как всякое учреждение, связанное с заграницей, АПН работало в контакте с КГБ, а заграницей было для его агентов "крышей".

В соответствии с уставом АПН имело своей целью «распространение за рубежом правдивой информации о СССР и ознакомление советской общественности с жизнью народов зарубежных стран».
1963 год — Георгием Большаковым создан отдел теле- и киноновостей.

Представительства АПН находились в более чем 120 странах мира.

Во времена СССР, используя статус журналиста агентства, иногда работали советские разведчики.

Руководители АПН

  • Борис Сергеевич Бурков (1961—1970).
  • Иван Иванович Удальцов (1970—1975).
  • Лев Николаевич Толкунов (1975—1983).
  • Павел Алексеевич Наумов (1983—1986).
  • Валентин Михайлович Фалин (1986—1988).
  • Альберт Иванович Власов (1988—1990).
Из биографии Сергея Станиславовича Удальцова 

Координатор движения "Левый фронт"

picture--240

Сергей Станиславович Удальцов родился 16 февраля 1977 года в Москве. В СМИ он упоминался как правнук известного отечественного экономиста-большевика, Ивана Дмитриевича Удальцова (в 1920-е годы являлся ректором Московского государственного университета, а в 1944 году был первым директором Московского государственного института международных отношений), чей сын Иван Иванович Удальцов был председателем правления Агентства печати "Новости" (1970-1976) и послом СССР в Греции (1976-1979), а внук Александр Иванович Удальцов занимал в 1997-2001 годах, пост посла России в Латвии

Мне сам Косыгин звонил, а ему звонил Хаммер, который хочет, чтобы вы работали у него". Я попытался отговориться, что, мол, ничего не понимаю в торговле и потому вряд ли буду ему полезен."Мы вас прикрепляем к нему и вы будете у Хаммера советником по всем вопросам, которые у него могут возникнуть по отношениям с СССР", - подвел черту под нашим разговором Удальцов. И меня, совершенно официально, прикрепили к Хаммеру, хотя я оставался специальным корреспондентом АПН... На новой визитной карточке, которую мне заказал заместитель Хаммера, было написано: "Директор по отношениям с СССР".
  К слову сказать, до этого назначения я был главным редактором английской и ирландской редакции. А вы, наверное, знаешь, что 90 процентов всех публикаций АПН шло на внешний мир...
  - И в чем же конкретно заключалась ваша роль при докторе Хаммере?
  - Буквально все встречи Хаммера с советским руководством шли через меня. Он всегда со мной советовался, это был удивительный человек в смысле такта, культуры и широты мышления. Я был его советником по целому ряду вопросов...Например, назавтра у него назначена встреча с Косыгиным и мы, прежде чем идти в Кремль, досконально обговаривали с Хаммером все нюансы предстоящей аудиенции. Конечно, речь могла идти только о какой-то одной проблеме, или ее части, поскольку вопросы глобального характера на таком уровне не затрагивались. И в этом смысле я для него был своеобразным "экскурсоводом", хорошо знавшим свою страну, ее нравы, теневые и явные нюансы и мог некоторые вещи предвосхитить...Он ко мне относился по-отечески и я все время это чувствовал...
  - Однако, несмотря на ваши близкие, почти "родственные" отношения, Хаммер вряд ли мог вам доверять до конца, ибо, как пишет в своей книге Эпстайн: "Хаммер с самого начала их знакомства понимал, что Брук - офицер советской разведки". И далее Эпстайн выражается в таком же ключе:"Когда один из высших руководителей "Оксидентала" поинтересовался деловым опытом Брука, Хаммер беспечно бросил:"Майк из КГБ, - и объяснил: - Без КГБ мы не можем заниматься бизнесом в России, и поэтому лучше иметь сотрудника КГБ, который нам известен, чем другого, о котором мы не имеем представления".
  - Этот Эпстайн неоднократно бывал в Москве и сделал несколько интервью со мной. Последние слова о КГБ были в шутку сказаны ему мной, но Эпстайн, работая над книгой о Хаммере, подал их как факт.Его утверждение, что Хаммер с самого начала понимал, "что Брук - офицер советской разведки", пусть останется на совести Эпстайна. Это совершеннейшая нонсенс: ибо ни подтвердить, ни опровергнуть эти слова сам Хаммер уже не может...Но при этом нужно учитывать тот стереотип, который в общественое мнение внедрялся перестроечными СМИ: АПН, дескать, является зарубежной "крышей" советской разведки, а все ее, без исключения, корреспонденты - секретные агенты КГБ... А я хочу вас спросить: а чем были "хуже", предположим, корреспонденты газет "Правды", "Известий", "Комсомольской правды", которые также работали за рубежом и почти во всех развитых странах, и которые тоже отличались особым рвением и особой лояльностью к коммунистическим идеалам? Но допустим, АПН был "крышей КГБ", но что из этого следует? Что все тысяча с лишним его сотрудников являются агентами КГБ? Чушь! Где больше одного, там уже нет секретов. А где тысяча - хаос и базар. Конечно, среди журналистов советских газет и журналов были агенты, которые играли ту или иную роль по заданию КГБ. А у какой страны журналисты не подрабатывают на свои спецслужбы? А иногда они трудятся и на свои и на чужие...
  Что же касается моей службы у Хаммера...Почему выбор пал именно на меня? Я думаю, что все дело в моем неплохом знании английского языка. Тот же Эпстайн в своей книге отмечает, что, мол, Брука в США из-за его превосходного языка, принимали за англичанина...Во-вторых, как я уже рассказывал, я был с юношеских лет знаком с племянником Арманда Хаммера...
  - Эпстайн в своей книге описывает несколько эпизодов, которые со стороны могут показаться неправдой, если при этом не учитывать влияние КГБ, который в те годы действительно совал свой нос во все дела.
  - Это не совсем так: существовало четкое и жесткое разграничение зон влияния между высшим партийным аппаратом и КГБ...Так вот, чтоб вы знали: Хаммер находился в зоне влияния партийной элиты. В России у Хаммера открылся колоссальный фронт работ - на 20 миллиардов долларов! Какое там КГБ, о чем вы говорите!? Да и что нового оно могло о нем узнать? А тем более, если верить Эпстайну, что и сам Хаммер работал на КГБ... Абсурд!
  Мои отношения с КГБ были , мягко говоря, натянутые. Оно отобрало у меня BMV, которая принадлежала ОХУ. Именно КГБ пыталось выгнать меня с этой работы, требуя, чтобы я ушел от Хаммера. А я им отвечал, что раз меня прикрепили к Хаммеру решением ЦК КПСС, то и снять меня может только ЦК. Скажет уйти от него, и я это сделаю...
  - Эпстайн в своей книге пишет о том, что благодаря вашим усилиям, Хаммеру, в виде исключения, разрешили прилетать в Союз на личном самолете "Гольфстрим", хотя воздушное пространство было закрыто для частных самолетов.
  - Ну и что? Сегодня закрыто, а завтра, когда в страну потекли бешеные деньги с Запада, воздушное пространство открылось.Да и не только один Хаммер прилетал в Москву на личном самолете...Второй "грех", в котором меня обвиняет американский журналист, заключался в том, что как будто бы я добился "разрешения для Хаммера пересекать российскую границу в обоих направлениях без обычного таможенного и паспортного контроля", поскольку такая привилегия предоставлялась только главам государств...Полнейшее незнание советских обычаев. Все обстояло гораздо проще, чем рисует это Эпстайн: перед прилетом Хаммера в Москву, я писал заявку в ЦК КПСС на имя Андрея Александрова-Агентова, который на протяжении ряда лет был помощником Брежнева. Мы с ним совершенно случайно познакомились на Пагуошской конференции...Так вот, я отправлял в ЦК соответствующую бумагу, с просьбой упростить процедуру таможенного контроля для доктора Хаммера, поскольку он человек архизанятый и каждая минута у него на вес золота... И ЦК, как правило, давало добро: Хаммер проходил через VIP, то есть через депутатский проход, где никого не проверяют... Он приезжал, как бизнесмен, который вложил огромные деньги в развитие нашей экономики, и маленькие послабления не считались чем-то зазорным.Я помог ему получить в Москве, через Промыслова, квартиру в доме писателей, напротив Третьяковской галереи, в Лаврушенском переулке...
  - Расскажите, как вы помогали ему покупать племенного жеребца по имени Песняр?
  - Это была сделка Хаммера с другим финансистом Мэрдоком, который одно время был деловым партнером Хаммера, и очень увлекался арабскими скакунами. И этот Мэрдок попросил Хаммера привезти из России такую лошадь.Доктор Хаммер сначала обратился ко мне с соответствующей просьбой, а я - к Александрову-Агентову, тот - видимо, переговорил с Брежневым. В итоге, Хаммер за 1 400 000 долларов купил Песняра. Жеребец произвел на Мэрдока неизгладимое впечатление и Хаммер уступил Песняра Мэрдоку, заработав на этом пять миллионов долларов.
  - Но ведь не только эти эпизодические услуги определяли вашу роль "посла" Хаммера в советском правительстве?
  - Разумеется, нет. Тогда шла серьезная проработка трех экономических проектов: сделка по химическим удобрениям, то есть обмен американского фосфата на советский аммиак.Кстати, вентспилсский припортовый завод тоже был построен в рамках сделки с Хаммером.Второй проект был связан с разработкой компанией "Оксидентал" богатого газового месторождения в Восточной Сибири и третий - строительство в Москве Международного торгового центра.Согласование всех нюансов этих грандиозных проектов требовало больших усилий, многопрофильных консультаций и согласований.И тогда мои познания в английском играли очень важную роль...
  - А что зто за история с Екатериной Фурцевой, которую Эпстайн обвиняет в коррупции и даже в...продажности?
  - Она была тогда министром культуры и членом Политбюро...Хаммера я познакомил с ней в Ленинграде, на открытии выставки в Эрмитаже. Хаммер подарил, как он выразился, советскому народу, картину из своей коллекции - полотно Ф.Гойи "Портрет доньи Антонии Зарате". В свою очередь Екатерина Фурцева от "советского народа" преподнесла ему картину Казимира Малевича (которую он, по версии Эпстайна, продал в Германии за 750 000 долларов - прим. автора). У них сложились теплые, взаимоуважительные отношения и разговоры о том, что Хаммер со своим консультантом полетели в Ленинград с атташе-кейсом (в котором находились 100 000 долларов в виде презента Фурцевой) и вернулись в Лондон уже без атташе-кейса, это неправда, это выдумка Эпстайна...Конечно, кроме того, что эта женщина нравилась мужчинам, она еще имела и большое влияние, на которое, возможно, рассчитывал и Хаммер. Но мне неизвестны случаи, когда какой-нибудь серьезный вопрос или судьбу какого-то своего проекта он решал с ее помощью. Зачем, если у него был прямой выход на Генсека Брежнева? А до этого на Хрущева, позже - на Горби... В книге Эпстайна очень много недомолвок, полуправды, а то и полной отсебятины...
  - Так был ли Хаммер советским агентом, тайным апологетом коммунистических идеалов или это тоже мыльные пузыри из "мыльной оперы" Эпстайна?
  - А вы сами судите: ФБР, "Скотленд ярд" и другие спецслужбы Запада начали следить за деятельностью Хаммера с 20-х годов, но так ничего компрометирующего его и не нашли. Этим делом занимался сам Гувер, многолетний глава ФБР, но и он ни разу, нигде не мог заявить, что доктор Хаммер ведет антиамериканскую политику в пользу Советского Союза или передает ему секреты США...Таких доказательств не существует. Единственное, кому служил и на кого работал Хаммер, это был он сам, его близкие и его произведения искусства...Да, ради бизнеса он мог пойти на многое. Но такова суть не только Хаммера, таковы условия игры в большом бизнесе, который не может нигде и никогда быть стерильным...В каком-то смысле предпринимательство всегда несет в себе элемент аморальности, ибо речь идет об одной из самых главных ипостасей человеческого существования - деньгах. Да, красота могущественна, но богатство всемогуще и это не мной придумано. У денег и вообще, у богатства другой расклад, другая мораль, которая с одной стороны обязательно должна быть подконтрольна обществу, а с другой - совершенно непрогнозируемая и полная потайных нюансов...
  Хаммер, если и был тайным агентом, то только своих глубоко законспирированных, скрытых от посторонних глаз сокровенных помыслов. С которыми, конечно же, он никогда и ни с кем не делился.Но он никогда не был секретным агентом КГБ...
  - Это вам подсказывает ваше отзывчивое сердце или что-то более существенное?
  - Об этом говорят факты. Действительно, Хаммер всю жизнь был под колпаком у ФБР и однажды, по распоряжению Гувера, ему был устроен допрос в нью-йорской штаб-квартире ФБР. Произошло это нерядовое событие 6 марта 1952 года.Но что примечательно: это "свидание" со спецслужбой было инициировано самим Хаммером с помощью одного сенатора, чтобы, наконец, расставить все точки над "i" в своей биографии. Слухи и недомолвки, касающиеся его отношений с коммунистическим режимом в России, конечно же, портили его репутацию и тем самым мешали вести предпринимательскую деятельность...
  И вот как этот допрос описывает Эпстайн в своей книге:"Это был мастерски разыгранный спектакль. Отчет следователей о допросе показывает, что ответы Хаммера звучали уверенно и производили впечатление полноты и что он дал также альтернативные объяснения имеющимся сообщениям о его связях с советской разведкой. По истечении четырех часов следователи ФБР вряд ли добились от него чего-то большего, чем подготовленный ими текст, в котором подчеркивалась его приверженность американскому капитализму и "принципам частной собственности".
  Если бы у ФБР были более веские доказательства "покраснения" хаммеровской репутации, то будьте уверены, ни один сенатор, ни один президент США (и в том числе Франклин Рузвельт), с которыми он постоянно встречался и даже поддерживал дружеские отношения, не позволили бы ему переступить порог Белого дома. Это было бы дело в тысячу раз сенсационнее той шумихи, которая была поднята вокруг пресловутой Моники...
  - А чем закончился ваш "роман" с этим незаурядным человеком?
  - Последний раз с доктором Хаммером я контактировал в 1987 году, правда, по телефону. В газетах появилась какая-то статья о нем и мой друг Прицкер, у которого я гостил в Сан-Диего, посоветовал мне позвонить Хаммеру. Его не оказалось на месте, но через полчаса он связался со мной сам. Произошел смешной диалог: когда я назвал фамилию своего американского друга, у которого гостил, Хаммер воскликнул:"Притикен? Смотри, Майк, чтобы он тебя голодом не заморил!" Я спрашиваю: почему? Оказывается, он спутал фамилии: есть в Америке такой автор Притикен, пишущий о диете, а я был в гостях у Прицкера...
  - Спасибо, Михаил Ильич, за беседу, она была необыкновенно интересной и познавательной.
  
  г. Юрмала.
  
  P.S. К сожалению, время никого не щадит: два года назад Михаил Ильич Брук тяжело заболел и после нескольких мучительных месяцев умер в юрмальской больнице.
 



продолжение следует...



другие темы:


Психотехнологии на службе СЕКты
Заговор Коржакова
Операция - Преемник
ЭТЦ
Ельцин
The Tragedy of Russia's Reforms





Tags: